Зарегистрируйся прямо сейчас и получи бесплатную 30-минутную консультацию. Регистрация

Добавлено: 15 августа 2015, 12:16

Психоанализ приводит к изменениям на нейробиологическом уровне

 Олег Вите October 18th, 2012

Эта заметка в июне 2012 года появилась на сайте кёльнской радиостанции «Дойчландфунк» (http://www.dradio.de/dlf/sendungen/studiozeit-ks/1797628/)

Выражаю благодарность Галине Цыганенко (Киев) за ссылку в фейсбуке на эту заметку, а также Марии Мазур (Томск) за очень быстрый перевод по моей просьбе этой заметки. За окончательную редакцию перевода ответственность несу только я. Буду признателен всем читателям, кто возьмет на себя труд исправить допущенные мной ошибки

Психоанализ меняет мозг. Исследование университета Бремена подтверждает нейронные изменения.

До 300 сеансов длится психоанализ. Эта терапия является более дорогостоящей, чем короткая поведенческая психотерапия, — но, вероятно, также более глубокой и устойчивой в своих результатах: исследование доказало, что у пациентов с депрессией в ходе психоанализа происходят изменения на нейронном уровне в тех областях мозга, которые вовлечены в депрессию.

Зигмунд Фрейд, основатель психоанализа, сам был невропатологом  и неврологом и хотел научно доказать свои выводы, касающиеся бессознательного. Это ему не удалось. В те дни не было ни техники визуализации, ни МРТ. Сегодня всё изменилось. Используя магнитно-резонансную томографию, группа исследователей доказала нейронные изменения во время психоаналитической терапии у пациентов, имеющих хроническую депрессию. Анна Буххайм — психоаналитик и профессор университета Инсбрука. Вместе с нейробиологами, она разработала на основе предварительных диагностических бесед с пациентами ключевые фразы.

«Вот, например, изображение: ребенок стоит один перед окном и смотрит наружу. Ключевыми фразами пациентки были бы, что девочка одинока и беспомощна, не знает, куда все ушли, она чувствует себя отвергнутой, брошенной и остается беспомощной стоять у окна. Это был бы типичный набор фраз, связанных с ситуацией одиночества».

В исследовательском проекте, который сейчас уже завершен и результаты которого опубликованы, приняли участие 20 пациентов, страдающих от депрессии, которые одновременно проходили психоанализ. С ними сопоставлялась контрольная группа, состоящая из 20 человек, не страдающих депрессией. Трижды участники исследования были помещены в трубу МРТ. Магнитно-резонансная томография записывала активность их головного мозга, в то время как перед их глазами на экране появлялись изображения и ключевые фразы — в начале исследования, через семь месяцев и, наконец, через 15 месяцев.

«Изображения показывались вместе с отдельными записями и противопоставлялись, как говорят в технике визуализации, с нейтральными предложениями, которые не связаны с депрессивными эмоциями. При этом можно было видеть, как в начальном противопоставлении этих изображений и записей увеличивался поток крови в мозгу, наблюдалась бóльшая активность в лимбической системе, например в миндалевидном гиппокампе. А после 15 месяцев психоанализа при том же противопоставлении изображений и записей такая активность заметно снижалась, и это можно доказать статистически».

Но как можно изобразить эти нейронные изменения? Функциональная магнитно-резонансная томография делает метаболические процессы видимыми. Изменение потребления кислорода и сахара нервными клетками в свою очередь изменяет магнитные свойства крови. Эти магнитные токи измеряются, оцифровываются и воспроизводятся различными цветами на экране. Так можно наблюдать работу мозга. Буххайм теперь может продемонстрировать изображения мозга у пациентов с депрессией, меняющиеся в ходе психоанализа, в сравнении с аналогичным изображением у контрольной группы: мозг первых изменялся в ходе терапии. Следует ли рассматривать это как определенный вывод об эффективности психоанализа?

«Мы не можем утверждать этого о психоанализе буквально, полученные результаты не охватывают его целиком. С нашими парадигмами мы имеем дело только с редуцированными формами, позволяющими стимулировать что-то, а затем измерять. Поэтому мы не можем изобразить всю сложность психоанализа. Но это относится ко всем методам психотерапии».

Бременский невропатолог и психоаналитик Георг Бранс, проводивший психоанализ депрессивных пациентов в рамках исследования, в оценке его результатов идет дальше.

«Без психоаналитического лечения, как показывает контрольная группа, нет изменений в функциях мозга. С психоаналитическим лечением что-то меняется, очаги активности в мозге смещаются. Если это различие есть, то изменения в мозговой активности должны объясняться разницей между людьми, проходившими и не проходившими психоанализ».

Как известно, эластичность мозга быстро уменьшается после первого года жизни, и нейронные изменения требуют много времени. Но что происходит в мозге, когда проработка истории собственной жизни приводит к ослаблению депрессивного настроения? Создаются новые сети, старые перекрываются и замыкаются? «Точный порядок — признает Бранс, — определить не представляется возможным».

«Если определенный участок мозга, который обычно осуществляет определенную функцию, повреждается из-за травмы, то эту функцию перенимает другая область мозга. Сложность состоит в том, что не существует точной корреляции между функцией мозга и результатом ее осуществления».

Здесь следует поискать причины, почему психоаналитики долго «не открывали свои карты», в отличие от поведенческих терапевтов, и были против научной проверки результатов своего лечения? Буххайм не хочет сохранять такое положение. Исследования давно доказали эффективность психоанализа. Новым является то, что в настоящее время органические изменения, полученные в результате психоанализа, могут быть доказаны.

«Я думаю, это лишь первый шаг, причем только одного нейробиологического исследования, конечно, не достаточно. Существует большой каталог исследований, которые сейчас не затрагивают нейронный уровень изменений, но которые показывают, что психоанализ является эффективным для различных картин заболевания и может быть выбран как метод лечения. Но нейронные исследования, подобные проведенным, могли бы обосновать, что в сравнении с поведенческой терапией мы можем увидеть эффект психоанализа уже на нейронном уровне. В этом отношении у нас есть хороший стимул».

«При хронических заболеваниях, таких как депрессия, уже доказано, что долгосрочная терапия является  превосходным методом лечения», — добавляет Бранс. Психоанализ, включающий в себя до 300 сеансов, является одним из них. Конечно, это гораздо дороже, чем при краткосрочной поведенческой терапии, но устойчивее. Результаты лечения длятся годы после окончания терапии.

«Если психоанализ этим исследовательским проектом доказывает, что он приводит к изменениям на органическом уровне, то это огромное доказательство эффективности психоанализа и, конечно, это нечто, что очень укрепляет позиции психоанализа в рамках утвержденных методов лечения».

Другие статьи








Получи 30 минут бесплатной консультации

Заполни приведенную ниже форму прямо сейчас и получи бесплатную 30-минутную консультацию.

*Поля отмеченные звездочкой обязательны для заполнения