Зарегистрируйся прямо сейчас и получи бесплатную 30-минутную консультацию очно или онлайн (Skype, Viber, WhatsApp). Регистрация

Добавлено: 19 июля 2015, 20:02

Мы нередко встречаем в психоаналитической работе клиентов с подобным сценарием. Это люди, которые обратились за помощью, поскольку чувствуют, что «с ними что-то не так», и именно это мнение о себе и составляет их проблему. Обычно это люди, которые не реализовали свой потенциал в жизни; они могут быть неудовлетворенными своими отношениями и/или своим уровнем успеха в работе. Зачастую они страдают от депрессии, симптомов тревоги или психосоматических недугов.

Однако здесь мы будем рассматривать то общее, что имеется у этих людей, — их фундаментальную веру в то, что они «неправильные».
У таких клиентов убеждение, что они «неправильные», возникает в отношениях с матерями, которые убеждены, что с ними было что-то не так, когда они были детьми. Эти матери имеют неосознанное убеждение, что на фундаментальном уровне они «неправильные дети». Вследствие такой убежденности матерей эти люди чувствуют, что они «неправильные дети»; эта вера сохраняется и во взрослом возрасте и служит источником их ощущения своей неправильности.

Мы полагаем, что у таких клиентов убежденность их матерей в «неправильности» своих детей следует из параллельного представления о том, каким должен быть «правильный ребенок»; что в психике матери существует другой ребенок, которому реальный ребенок не соответствует. Как возникает это представление о «правильном ребенке» и почему оно оказывается столь влиятельным— эти вопросы представляют особый интерес.
При нормальном развитии в психике родителей обычно есть представление о ребенке, которого они хотят иметь — до рождения этого ребенка и иногда до его зачатия. Это желание-мечта, и реальный ребенок может от него отличаться. Однако в норме существует значительная гибкость в этом отношении, и «ребенок мечты» обычно не препятствует материнской способности любить своего реального ребенка и заботиться о нем.
Каковы же обстоятельства, которые могут привести к дестабилизирующему развитию веры в «ребенка мечты», и как оно происходит?
Думаем, сущность проблемы заключается в затруднениях, с которыми может сталкиваться мать, «прощаясь» со своим образом «ребенка мечты», и существуют факторы, связанные как с матерью, так и с ребенком, которые могут нарушать этот процесс. Если образ «ребенка мечты» оказывается не устраненным, он становится непреходящим «идеальным ребенком» в психике матери, портящим ее видение реального ребенка (который теперь будет восприниматься как неправильный) и далее вмешивающимся в их отношения в ходе развития.

Ключ к пониманию этой проблемы дает тесная связь между «идеальным ребенком» и внутренним идеалом себя матери. В ряде случаев «идеальный ребенок» точно такой же, как внутренний идеал себя матери, или очень ее напоминает. У матери, которой не хватает уверенности в себе и своих способностях, которая чувствует, что не может жить согласно своему внутреннему идеалу, «ребенок мечты» может стать желанным идеалом — соответствия, которого мать не может достичь, но надеется, что этого достигнет ребенок. Мы считаем, что у матерей, о которых у нас идет речь, внутренний идеал поддерживается путем вкладывания его в своего ребенка. Таким образом может предотвращаться разочарование матери в себе. Как мать, так и не-идеальный «реальный ребенок» верят, что ребенок «неправильный», и он, так же, как его мать, страдает от нападок осуждения из-за сравнения с идеалом, унаследованным посредством отождествления с идеалом матери.

Источником идеала является собственный идеал себя в младенчестве. Взрослея, ребенок отказывается от этого идеального мнения о себе в результате критики со стороны родителей; далее ребенок беспрерывно наблюдает и сравнивает себя с идеалом родителей. Однако не нужно забывать и о биологической наследственности (имеются ввиду «недостатки» родителей, которые не вписываются в их идеальный образ, однако, так или иначе существуют). Эти унаследованные «недостатки» родители видят в своих детях и подвергают жесткой критике (точно так, как это делали их родители). Это подкрепляет мнение, что в случаях «неправильного ребенка» наследуется не только идеал его матери, но также и ее критическая часть. Это также предполагает процесс прямой передачи от родителей к детям.

Этот сценарий реализуется, когда идеал родителя преждевременно закрепляется в психике младенца. Родительская любовь есть не что иное как возрожденный родительский идеал, трансформированный в любовь к ребенку, и ребенок становится пленником идеалов родителей. Таким образом происходит передача родительских идеалов ребенку, который чувствует свою «неправильность», поскольку не дотягивает до этого идеала.

Какие факторы обусловливают этот сценарий?

На наш взгляд, сутью проблемы, лежащей в основе развития этой общей системы верований, является степень психической хрупкости у матерей этих клиентов, в том, насколько они сомневаются в своих материнских способностях.

Второстепенными являются:
- факторы окружения (травматические утраты, связанные с детьми, такие как смерть, инвалидность, затруднения при зачатии или сохранении беременности; такие события наносят удар по вере матери в свою материнскую компетенцию);
- степень поддержки, которую мать получает от отца, семьи или своей социальной группы.
Однако мы думаем, что решающим является предрасполагающая хрупкость женского ощущения своих материнских способностей. Она препятствует способности матери осознавать свое чрезмерное желание сделать из своего ребенка идеального «ребенка мечты». Это говорит о чрезмерной приверженности к идеальному мнению о себе. Это идеал, которого она жаждет, но не может достичь, и он предрасполагает ее к разочарованию и критике себя.

Эта комбинация («правильный/неправильный ребенок»), вкладывается в ребенка. В ответ на это ее ребенок отождествляется с этими аспектами своей матери. «Ребенок мечты», соответствующий материнскому идеалу, теперь устанавливается в качестве идеала ребенка. Будучи не способным жить согласно этому иллюзорному идеалу и в ответ на мамино ощущение несоответствия своему идеалу, ребенок затем отождествляется с «неправильным ребенком», и чувствует себя неправильным.

Таким образом происходит перенос от родителя к ребенку психической структуры, т.е. комбинации «правильный/неправильный ребенок». Другими словами, бессознательное содержание психики родителя может быть спроецировано в детей с разрушительными последствиями.
Ключевые факторы, определяющие, будет ли развиваться сценарий «неправильного ребенка», таковы: вкладывает или нет мать свою комбинацию «правильный/неправильный ребенок» в своего ребенка, отождествляет ли эту комбинацию с ребенком.
Наряду с этим есть и другие факторы, способные повлиять на развитие данного сценария. От индивидуальных особенностей ребенка зависит, будут ли вышеупомянутые материнские вкладывания приняты и приведут ли ребенка к отождествлению с ними. Наличие отца или значимого другого и их отношения с ребенком и матерью также очень важны. Существенным фактором, определяющим, завладеет ли матерью потребность поддерживать иллюзорный идеал, является качество ее отношений с отцом ребенка и с ее собственным отцом. Достаточно хорошие отношения с ними помогают матери не сливаться со своим ребенком. Что в свою очередь защищает психику ребенка от чрезмерного вторжения и помогает развивать свою отдельную идентичность.

Существование веры в идеального ребенка в психике родителей и отказ от нее — это часть нормального развития. Когда этот процесс отказа сталкивается с помехами, появляются затруднения.

Думаем, у клиентов убеждение, что они «неправильные дети», возникло посредством проецирования в них матерями их собственного ощущения изъяна и неудачи.

Когда дети начинают разделять веру своих родителей, что с ними что-то не так, это ограждает мать от болезненного ощущения утраты иллюзий и позволяет ей поддерживать представление о себе, как об идеальной матери. Из-за этого ребенок начинает ощущать себя особым ребенком своей особой матери. Таким образом, мы предполагаем, что у этих клиентов возникает ограниченная, в плохом смысле этого слова, система верований «неправильный/правильный ребенок». Посредством поддержания идеала, представленного «правильным ребенком», все это исходно функционирует так, чтобы предохранять их матерей от переживания утраты «идеального ребенка мечты». Становясь идеалом и «не-идеалом» и отражая ситуацию их матерей, пара «неправильный/правильный ребенок» представляет собой передачу психических структур от родителя к ребенку. Пара «неправильный/правильный ребенок» структурирует психику этих клиентов за счет того, что препятствует развитию их как личностей и выражению их истинных идентичностей. Это может направлять развитие личности ребенка таким образом, чтобы отвечать представлениям и потребностям матери. Вследствие этого такие клиенты становятся «наполовину мертвыми» и «наполовину живыми». Когда в процессе психотерапии они начинают освобождаться от этой системы, то испытывают торможение, которое, я думаю, является следствием их страха, что их мать будет их атаковать и вызывать чувство вины. Полагаем, таким образом система убеждений «неправильный/правильный ребенок» сопротивляется своему развенчанию (что является естественным процессом на пути к внутренним изменениям).

По материалам статьи «Некоторые последствия ощущения себя «неправильным ребенком»: Последствия межпоколенческой передачи внутреннего идеала» Дэвида Симпсона.

Другие статьи








Получи 30 минут бесплатной консультации

Заполни приведенную ниже форму прямо сейчас и получи бесплатную 30-минутную консультацию.

*Поля отмеченные звездочкой обязательны для заполнения